Выдуманного «серийного убийцу» обвиняют в хранении боеприпасов и наркотиков

Обвинение: хранение боеприпасов, хранение наркотиков.

«В поисках подлинного преступника полиция посчитала меня подходящим кандидатом на роль серийного убийцы, — заявил 35-летний житель Петах-Тиквы Сергей Гвоздецкий порталу IzRus.

Хотя суд признал его невиновным, ему «сшили» еще два дела, обвинив в хранении наркотиков и боеприпасов.

Неделю назад портал IzRus сообщил о результатах уголовного дела, заведенного в 2007 году на Сергея Гвоздецкого. Он репатриировался в Израиль 15-летним подростком в 1990 году из Украины. Получив в Ариэле аттестат зрелости, Гвоздецкий окончил курсы ювелиров при фабрике в Самарии, где начал работать по специальности, дойдя до должности начальника цеха. Вскоре семья переехала в Петах-Тикву. К этому времени он самостоятельно изучил электронику, и после службы в армии стал работать ремонтником электронного оборудования.

В начале 2007 года в Петах-Тикве были совершены два тяжких преступления, которые взбудоражили жителей этого города, и вызвали широкий резонанс в СМИ. Как стало известно позднее, орудовал серийный убийца. Преступник, 18-летний Ростислав Богуславский, в апреле 2007-го совершил очередное убийство, после чего был арестован и впоследствии осужден. Пытаясь обнаружить серийного убийцу, полицейские проверяли людей, вызывавших у них подозрения. В ночь на 18 марта 2007 года в поле зрения полиции попал Сергей Гвоздецкий, который попрощался с гостями, поздравлявшими его с днем рождения, и потому был немного подшофе.

«Неожиданно кто-то напал на меня сзади, — вспоминает Гвоздецкий. — Сбили с ног, стали наносить удары. В те мгновения я понятия не имел, что это были полицейские в штатском, и что меня арестовывают – после первых ударов чем-то тяжелым по голове я потерял сознание». При личном досмотре задержанного в кармане его брюк был обнаружен нож. В квартире, где он проживал со своей подругой Анной, дважды были устроены обыски, которые вылились, по ее словам, в «настоящий погром». Часть имущества конфисковали — одежду, книги, коллекцию антикварных ножей.

«Моего подзащитного замучили допросами, склоняя к тому, чтобы он взял на себя преступления, совершенные серийным убийцей, — рассказал порталу IzRus адвокат Яков Шкляр. — Я бы не удивился, если бы при столь агрессивных методах следствия мой клиент оговорил бы себя. К его счастью, на след преступника вышли относительно скоро».

И все же против Гвоздецкого было подано обвинительное заключение по следующим пунктам: нападение на троих полицейских, попытка «нанести им десятки ножевых ранений», ранение офицера полиции, оскорбление стражей порядка, нанесение ущерба имуществу (в виде повреждений автомобиля), незаконное ношение холодного оружия. «Оказывается, находясь в бессознательном состоянии, я и нападал, и набрасывался с ножом, и громил машину», — отметил Гвоздецкий. Он и его подруга обратились в отдел по расследованию преступлений, совершаемых полицейскими (МАХАШ) с жалобами на поведение стражей порядка при обысках и аресте. Однако чиновники этого отдела посчитали, что те не превысили служебных полномочий.

В августе 2009-го мировой суд Петах-Тиквы признал все обвинения, предъявленные Гвоздецкому, справедливыми, и приговорил его к 20 месяцам тюремного заключения. «С таким решением суда я не мог согласиться, и обратился с апелляцией в окружной суд, — рассказал адвокат Шкляр. — Полиция хорошо поработала, обнаружив истинного преступника. Но какой ценой? Почему должны страдать невинные люди?!».

Четыре месяца тюремного заключения условно – таков был вердикт окружного суда Петах-Тиквы под председательством Менахема Финкельштейна, вынесенный Сергею Гвоздецкому в апреле этого года. Суд признал его виновным лишь в незаконном хранении холодного оружия. Судьи сочли, что остальные пункты обвинения «вызывают сомнения». Один из судей даже назвал их «нереальными». В общей сложности Гвоздецкий провел в заключении пять недель, и еще один год – под домашним арестом.
Адвокат Яков Шкляр Теперь он удовлетворен решением окружного суда. «Полагаю, что в тот период, когда все разговоры сводились к «серийному убийце», не я один опасался встречи с ним, — объясняет он наличие ножа, обнаруженного при нем во время ареста. — Но за три долгих года, пока длились суды, я потерял слишком многое». Гвоздецкий лишился работы по специальности, и потратил немало денег, что стало причиной отсрочки их свадьбы с Анной. По его словам, часть предметов, которые были изъяты в его квартире в качестве вещественных доказательств, ему не возвратили – они попросту исчезли. А та часть предметов, которая была возвращена, оказалась поломана или приведена в негодность.

«Я понятия не имел, что теми же числами трехгодичной давности на меня было заведено еще два уголовных дела, — отметил Гвоздецкий. — Узнал об этом абсолютно случайно, когда я пытался возвратить конфискованное имущество». Присутствуя при втором обыске в своей квартире, он обратил внимание, что один из полицейских пытается втиснуть в портфель, вынутый им из шкафа, пакетик с порошком. Это же действие полицейского заметила Анна, и пара одновременно воскликнула: «Что вы делаете?!». Полицейский смутился, и виновато спрятал пакетик в свой карман. Остальные стражи порядка попытались отшутиться по поводу неловкости коллеги. Из-за навалившихся неприятностей Сергей и Анна подзабыли тот эпизод. «Оказалось, что полиция ничего не забыла, при этом повернув факт в свою пользу, — рассказал Гвоздецкий. — Сейчас меня обвиняют в хранении наркотиков».

При том же обыске, который он называет «варварским уничтожением мебели и электротоваров», полиция обнаружила в квартире армейский сувенир – пепельницу, сделанную из гильзы, к которой по кругу приварены другие гильзы. Это обстоятельство стало основой для открытия еще одного уголовного дела — в связи с… хранением боеприпасов. «Полицейские изначально решили действовать наверняка, чтобы «утопить» моего подзащитного, — заявил по этому поводу Шкляр. — На тот случай, чтобы им не пришлось признавать свои ошибки по отношению к Гвоздецкому, они решили действовать по принципу «не мытьем, так катанием». Одно «сшитое» дело мы уже «распороли». Такая же участь постигнет и эти дела, если они дойдут до суда».

«Я искренне хочу, чтобы никто из наших сограждан, а в большей мере это пожелание относится к репатриантам, не становился крайним в расследованиях полиции, и не подвергался подобным репрессиям, — заключил Гвоздецкий. — Ведь завтра на моем месте может оказаться любой другой, ни в чем не повинный человек».

Он весьма уважительно относится к средствам массовой информации, которые поведали о его злоключениях. Более того, на днях Сергей Гвоздецкий принял предложение о трудоустройстве по специальности от некого работодателя, узнавшего о его истории из публикаций в СМИ.

http://izrus.co.il/obshina/article/2010-05-07/9726.html