Медицинская халатность и заговор молчания израильских врачей

Мы, специалисты по борьбе со страховыми компаниями, уклоняющимися от выплаты компенсаций жертвам медицинской халатности, описываем заговор молчания, принятый среди врачей-специалистов, и объясняем, почему это явление, по сути, готовит почву для новой врачебной ошибки.

В особых случаях можно «импортировать» в Израиль специалистов из-за границы, которые сделают необходимое заключение.

Д., 27 лет, должна была пройти простую операцию аппендицита – но в результате операции стала инвалидом на всю жизнь. Однако Д. не имеет права ни на какую компенсацию за этот случай кроме пособия от Института национального страхования вследствие инвалидности, поскольку ей не удалось найти ни одного специалиста, который согласился бы свидетельствовать в ее пользу перед судом. Каждый, кто слышал историю Д., понимает, что в ее случае имеет место серьезная медицинская халатность, допущенная в лечении, но адвокатам Д. не удалось призвать ни одного врача-специалиста, который был бы готов свидетельствовать против главного врача, занимавшегося ее лечением. Пример Д. далеко не единственный случай такого рода.

Более 12000 исков в связи с медицинской халатностью подаётся ежегодно в суды Израиля. Каждый такой иск должен получить оценку минимум одного медицинского дипломированного специалиста соответствующего профиля. В большинстве случаев, чем более опытный и авторитетный медицинский специалист дает заключение, тем более весомым оно является для решения суда.

Однако число медицинских специалистов в Израиле ограниченно и составляет в большинстве областей несколько десятков главных специалистов в каждой отрасли.

Маленькая, «коллегиальная» система здравоохранения Израиля часто осложняет процесс выступления медицинского специалиста в суде перед своими коллегами и свидетельствования против них и фактически затрудняет принятие судебного решения, обвиняющего врача – коллегу в медицинской халатности и в ответственности за врачебную ошибку, непрофессионализм и необоснованные действия.

Чем более авторитетен врач, допустивший медицинскую халатность, тем меньше шансов найти специалиста, который согласиться свидетельствовать против него в суде.

В результате «заговора молчания» создаются огромные трудности тем, кто подает иск о медицинской халатности и иногда проходят годы, прежде чем истцы смогут найти, если им вообще это удастся, специалистов, которые будут свидетельствовать в их пользу в суде.

Абсурд ситуации состоит в том, что денежная компенсация пострадавшим не выплачивается ни самим врачом, ни медицинским учреждением, не берется из общественных средств, а поступает исключительно из страховой компании врача. Согласно закону врач обязан иметь полис страхования профессиональной ответственности, который покрывает случаи медицинской халатности.

«Многочисленные жертвы врачебной халатности умирают вследствие медицинской процедуры, не считающейся опасной для жизни, а многие другие остаются до конца дней людьми с ограниченными возможностями». «Непредоставление этим жертвам компенсации — это вопиющее беззаконие, особенно возмутительное, поскольку эти деньги существуют и находятся в страховых компаниях».

Кто оплачивает заключение медицинского специалиста?
«Медицинское заключение полностью оплачивается истцом» и стоимость такого медицинского заключения может достичь 1500 – 2000 $. Если врачебная халатность затрагивает различные области медицины, истцу может понадобиться несколько медицинских заключений, и, таким образом, стоимость увеличится соответственно. У узких специалистов, например, в гинекологии и неврологии, стоимость заключения может достигать 3000 $ и даже более.

«Существование «заговора молчания» препятствует, по моему мнению, рассмотрению 30 % случаев медицинской халатности в Израиле» «Заговор молчания врачей-специалистов в Израиле не только мешает восстановлению справедливости по отношению к сотням жертв в год, но и поощряет сокрытие случаев халатности внутри системы и фактически расшатывает всю систему здравоохранения в целом».

Адвокат Шкляр добавляет, что «пришло время, чтобы законодатель высказал свое мнение по вопросу и нашел справедливое решение по отношению к столь многочисленным жертвам».